Игорь Петришенко

Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Беларусь в Российской Федерации

  • Президент Республики Беларусь
  • Правительство Беларуси
  • Министерство иностранных дел Беларуси
  • Совет Республики
  • Палата представителей
  • Export.by
  • Ответы на вопросы
  • Портал белорусских туристических услуг topbelarus.com
  • Energy Expo

Главная / Отделения / Казань / Новости /

Руководитель Отделения Посольства А.Кулинкович дал интервью ИА «Татар-информ»

Руководитель казанского отделения Посольства Беларуси в России Александр Кулинкович в интервью ИА «Татар-информ» рассказал о ключевых пунктах взаимоотношений республик. «События» публикуют полный текст интервью с представителем Республики Беларусь.

Татарстан среди регионов России лидирует по уровню товарооборота с Беларусью

Александр Григорьевич, что входит в сферу деятельности вашего представительства?

– Посольство Республики Беларусь в Российской Федерации имеет одиннадцать отделений по стране, основная задача которых развитие торгово-экономического сотрудничества с регионами, в данном случае – с Республикой Татарстан и пятью соседними республиками и областями. Штат отделения небольшой, включает в себя всего три человека.

Охват по Поволжью?

– Да, по Поволжью. Это Чувашия, Марий-Эл, Ульяновская, Саратовская и Кировская области. Не умаляю значения двусторонних связей с другими соседними регионами, а у нас, к примеру, и с Чувашской Республикой, и с Ульяновской областью также есть совместные рабочие группы по развитию сотрудничества, которые ежегодно проводят свои заседания, тем не менее, ключевое направление работы нашего отделения – это, конечно же, сотрудничество с Татарстаном. Поэтому мы так уже привыкли говорить, – «Татарстан плюс пять». В 2012 году, в период подготовки к Универсиаде, двусторонний товарооборот достиг 2 миллиардов долларов. Это очень хороший показатель. Торговля с Татарстаном традиционно в пятерке наиболее значимых среди регионов России, как по экспорту, так и по импорту для Беларуси.

Для сравнения, здесь можно отметить, что в других странах, где работают наши посольства со штатом по 5-6 человек, торговый оборот с этими странами составляет иногда менее 50 миллионов долларов. А в Татарстан белорусские экспортеры в прошлом году поставили продукции на более чем 230 млн долларов США, татарстанские экспортировали в Беларусь товаров на сумму в 650 млн долларов США.  И пусть счет, который мы называем сальдо, не в пользу Беларуси, тем не менее, с Татарстаном очень хороший уровень сотрудничества, это нужно признать. И, безусловно, регион является для нас одним из ключевых партнеров в РФ.

И это при том, что статистика отражает далеко не все. Это происходит в силу того, что у РФ очень большой географический рынок, многие товары поступают в РТ по каналам наших дилеров от Смоленской области до Нижнего Новгорода. К примеру, в Нижнем Новгороде есть специализированное дилерское предприятие нашего холдинга «АМКОДОР», которое занимается непосредственно поставкой в Поволжье техники, ее гарантийным обслуживанием. В этом году этот холдинг поставил лесозаготовительную технику для предприятий Минлесхоза Татарстана.

Нефтегазохимия все еще преобладает, но постепенно снижается, уступая место другим отраслям.

Речь идет о технике, произведенной в Беларуси?

– Конечно, техника произведена в Беларуси, поставлена в Татарстан, просто в статистике, иногда такие вещи не отражены. В этом есть небольшая проблема, так как на основе статистики мы можем делать оценки причин снижения взаимной торговли для того, чтобы понять, где тут мы дорабатываем или не дорабатываем, где у нас есть возможности для роста торговли.

Безусловно, в этой работе нефтегазохимическое сотрудничество является все еще доминирующим, но надо сказать, что в сравнении с 2013 годом доля этой группы товаров сократилась на 8 %. Это говорит о том, что Татарстан планомерно расширяет номенклатуру товаров, поставляемых на белорусский рынок, расширяет экспорт промышленных товаров.

Это высокотехнологическая продукция?

– Это не только высокотехнологичная продукция. К примеру, в течение последних двух лет у нас вырос импорт из Татарстана продукции деревообработки. Одной из причин является активная работа турецкого инвестора «Кастамону». Товары этого производителя уверенно пришли на белорусский рынок, имеют устойчивый спрос за счет конкурентной цены и хорошего качества.

Расширение структуры татарстанского экспорта охватывает и другие товарные группы. Это и легковые автомобили, и автокомпоненты, экспорт которых в Беларусь за прошлый год вырос в разы. Но не только. Пищевая продукция, произведенная в Татарстане, также поставляется в Беларусь. К примеру, импорт подсолнечного масла за прошлый год вырос в 14 раз. И нельзя говорить, что нам это не интересно. Пускай потребитель, в данном случае – белорусский, решает, что его устраивает. Хочет приобрести напольное покрытие от «Кастамону»? Пожалуйста! Взаимная торговля – это, безусловно, – дорога с двусторонним движением.

Продолжает развиваться инвестиционное сотрудничество, в рамках которого завершается проект по строительству в Беларуси сети заправочных станций ПАО «Татнефть». К сожалению, их количество не достигло тех ориентиров, на которое нацеливались стороны при разработке проекта, но объем инвестиций по проекту сохранился. У ПАО «Татнефть» более 500 станций в России. Поэтому приход на белорусский рынок – абсолютно правильно выбранная стратегия. Я надеюсь, что сеть в Беларуси со временем еще будет расширяться. Причем ко мне и к почетному консулу обращаются из руководства некоторых регионов Беларуси и просят: «Вы не могли бы нам оказать содействие – хотим предложить ПАО «Татнефть» построить у себя заправочную станцию», – им также надо искать инвестиции для того чтобы поощрять экономическую деятельность у себя. Но тут, конечно, сама Татнефть должна решать, потому что в этом вопросе им следует учитывать логистику поставок. Ну и, конечно, кроме бензина или дизельного топлива покупатели приходят на заправки и за другими товарами. Здесь и машинное масло, и другие сопутствующие товары, которые, между прочим, производятся в Татарстане. Мне кажется, это все очень удобная, хорошая система сбыта товаров. Конечно, все сети заправочных станций предпочитают строить заправки на кольцевой дороге Минска или на трассе Брест-Москва, то есть там, где стабильный высокий спрос. Но только у нас есть своего рода социальная ответственность – чтобы эти предприятия не только брали лакомые куски, но они разрабатывали свою инфраструктуру по всей Беларуси, развивали ее, в том числе и в тех регионах, где это может быть не очень выгодно.

Насколько я знаю, Татнефть проблем не испытывает, реализацией проекта они удовлетворены. Я думаю, что еще в перспективе они расширят сеть станций, просто необходимо, наверное, посмотреть, как этот проект по завершению будет работать и там дальше примут решение дальше идти или нет. Поэтому сотрудничество с Татнефтью очень хорошее, имеет очень хорошие перспективы.

Татнефть в Беларуси работает только через свое дочернее предприятие?

– Да, дочернее предприятие Татнефти, у нас оно называется «иностранное предприятие» (ИП). И, соответственно, развитие проекта – это полностью прерогатива Татнефти. Как управлять этим предприятием, как оно работает. Никаких ущемлений, насколько я знаю, не происходит.

Вы отметили, что Татарстан в первой пятерке российских регионов по товарообороту, возможно, эта цифра еще выше, потому что некоторые моменты не учтены, а сейчас какой уровень, какие цифры можно дать пот товарообороту?

– Если быть точным, то 2016 году товарооборот Республики Беларусь с Республикой Татарстан составил 760,8 млн долларов и по сравнению с 2015 годом уменьшился на 13,4 процента, экспорт – 232,4 млн долларов, увеличился на 10,8 процента, импорт – 537,3 млн долларов, уменьшился на 20,6 процента.
В то же время в этом году наблюдается рост товарооборота – на 80,11 процента по сравнению с январем 2016 года. Так, в первом месяце этого года товарооборот составил 75,8 млн доллара. Для сравнения, в январе 2016 эта цифра была равна 42,1 млн доллара.

Кроме нефтяной сферы, есть сотрудничество в машиностроении, вы говорили о поставке МАЗов. Есть совместные проекты МАЗа и КАМАЗа. Как оцениваете сотрудничество в этой сфере?

– В Татарстане у нас есть наше ключевое совместное предприятие по сборке тракторов – это «Торговый дом «МТЗ-ЕлАЗ», который расположен в Елабуге. Проект развивается, хотя сегодня перед ним стоят новые задачи. Среди которых, к примеру, подключение этого предприятия к системе федеральных субсидий на приобретение сельскохозяйственной техники. Есть такое постановление Правительства РФ № 1432, по которому предусматривается до 25% субсидий потребителю техники, собранной в РФ. Пока этот вопрос не решен с Минпромторгом России, так как необходимо обеспечить требуемый Министерством уровень локализации производства. Для каждого товара и товарной группы есть свои правила, зависимости от которых, он будет считать российским. Вот для такой товарной группы как самоходные машины, если не ошибаюсь, это сварка рам. Тогда товар, то есть трактор, будет считаться российским для участия в программе федеральных субсидий. Но сегодня сам трактор на 40-45% состоит из российских комплектующих. Иногда звучат такие мнения, что, мол, белорусы нас тут теснят на российском рынке тракторов. Лично у меня это всегда вызывает недопонимание. Трактор «МТЗ» является белорусско-российским продуктом. Тем не менее, руководство МТЗ и нашего совместного предприятия «Торговый дом «МТЗ-ЕлАЗ» настроены на то, что выполнить требования Минпромторга РФ по локализации для участия в программе федеральных субсидий. Постановление № 1432 дает очень большой стимул. Это 25% субсидий, как я уже говорил, на приобретаемую технику.

Плюс к этому наши предприятия заинтересованы развивать на площадке торгового дома, который имеет очень выгодное расположение, другие проекты. К примеру, и МТЗ, и наш Минский моторный завод выразили заинтересованность совместно с татарстанскими предприятиями отработать тематику по использованию газомоторного топлива для сельскохозяйственной техники.

По поводу сотрудничества МАЗа и КАМАЗа - вопрос довольно непростой. По большегрузным самосвалам появились сложности. Белорусы вообще занимают малую долю на российском рынке, порядка 5-7 % (большегрузы МАЗ). На продукцию КАМАЗ приходится большая часть рынка. Здесь самой большой проблемой является то, что Россия, вступив в ВТО, разрешила, одна из немногих стран этой организации, низкие пошлины на б/у технику, что очень сильно деформировало ситуацию на нашем рынке грузовой техники. Я считаю, что этот шаг неправильный. В рамках ВТО этого никто, никогда не делал. Я не говорю о запрете ввоза. Необходимо сделать конкуренцию справедливой, помочь нашим весьма важным для наших экономик предприятиям. Они между собой должны конкурировать. А не с б/у техникой наших западных конкурентов.

Конкуренция важна. К примеру, МАЗ и КАМАЗ также конкурируют на рынке автобусов. Но однажды, разговаривая здесь в Казани по вопросу поставок в Казань белорусских автобусов, мне один коллега сказал: «Благодаря МАЗу, наш автобус НефАЗ существенно улучшил свою конструкцию и, соответственно, конкурентоспособность». На опыте эксплуатации белорусских автобусов конструкторы НефАЗа что-то подсмотрели, увидели, внесли определенное количество конструкторских разработок в свой автобус. И здесь возникает вопрос – вот если мы их объединим в одно большое, будет ли это правильное решение? Или может быть эта конкуренция необходима?

Свободный рынок?

– Нет, не свободный. Конкуренция должна быть разумной и справедливой. И МАЗ, и КАМАЗ находятся, в целом, в равных условиях. В прошлом году КАМАЗ поставил в Республику Беларусь более 100 автомобилей. У нас общий рынок, никто не имеет права ограничивать, даже если в Минске производятся свои грузовики. Пусть потребитель решает сам, что ему выгоднее брать – МАЗ или КАМАЗ? Но ведь КАМАЗ мог бы поставить в 2 или 3 раза больше. Однако его нишу забрала б/у техника других производителей.

По сути, любое государство занимается протекционизмом.

– Конечно. У нас почему-то доминируют какие-то либеральные идеи – откроем рынок, завтра заживем. К сожалению, МАЗ, как производитель грузовой техники, на мой взгляд, сейчас конкуренцию проигрывает. Но одна из главных причин - это сужение рынка в силу его открытия для б/у техники иностранных производителей. А значение МАЗа для отечественной промышленности велико. Это же целый кластер автомобильного производства, в котором не только конечный продукт, но и много других составляющих. В Республике Беларусь есть холдинг «Автокомпонент», который выпускает многое: от карданных валов до гидроусилителей руля, есть вещи, которые очень конкурентоспособны.

В отличии от грузовой техники, МАЗ довольно неплохо развивается в производстве пассажирского транспорта. Сегодня в Казани «бегает» порядка 400 белорусских автобусов, в Тюмени 400 автобусов. Автобусы МАЗ поставляются в Москву и Санкт-Петербург. То есть, в принципе, белорусский МАЗ стал довольно конкурентоспособным, хотя еще 20 лет назад, у нас в Минске были только икарусы и ЛиАЗы. Рынок динамично меняется, он на месте не стоит, каждый день – это изменения, надо просто их предсказывать и готовиться к ним. Ситуация по конкуренции, все что касается МАЗа, НефАЗа, мне кажется, очень логична. По крайней мере, друг с другом мы конкурировать можем. Тут нет такого, что один другого задавит. Конкуренция – необходимое условие для развития предприятий.

Нереализованный проект по модернизации трамваев, белорусские лифты и сотрудничество в станкостроении

Были планы по строительству производственной площадки по модернизации трамваев в Набережных Челнах. На каком этапе это проект сейчас и когда начнется его реализация?

– Пока проект еще не получил свое начало. Проект хороший, руководство предприятия представило Президенту Рустаму Минниханову этот проект, когда он посещал ОАО «Белкоммунмаш». Планировалось, что в Набережных Челнах будет производится практически новый трамвай, берется только тележка, которая полностью восстанавливается по имеющейся у ОАО «Белкоммунмаш» технологии. Все остальное в трамвае будет новое, а по стоимости для конечного потребителя это выгоднее, чем покупать новый. Проблема в том, что основной поставщик на российском рынке – Усть-Катавский вагоностроительный завод имеет возможности получать субсидии, за счет которых их новые односекционные трамваи также могут быть поставлены по более низкой цене. Но вот субсидии сегодня есть, а завтра кто скажет, будут они предоставляться этому заводу на поставку трамваев или нет. Поэтому в принципе, если посмотреть по Поволжью, то, если я не ошибаюсь, порядка 1400 трамваев, которые находятся в эксплуатации, требуют замены. Нужны значительные финансовые средства чтобы поменять такой парк трамваев. Это не только в г. Набережные Челны. В данном случае мы говорим не только про РТ. Татарстан – это ключевой регион. Но на этой площадке планировалось восстановление трамваев, которые эксплуатируются в других ближайших регионах. Одним из дополнительных стимулов для ОАО «Белкоммунмаш» является режим резидента ТОСЭР, который действует в городе Набережные Челны.

Кроме планируемых проектов есть уже действующие. К примеру, лифтостроительный завод. По нему какие результаты?

– По предложение татарстанской стороны изначально мы пытались сделать сборку с «Pozis». Но потом, все-таки пришли к пониманию того, что это нужно делать с другим предприятием. В Татарстане есть промышленная база и все необходимое для того, чтобы наладить совместно с нашим предприятием ОАО «Могилевлифтмаш» выпуск лифтов с углубленной локализацией производства. Используя остальные комплектующие местных производителей, можно сделать конкурентоспособный продукт, в Татарстане все для этого есть. Под своим брендом. Не обязательно же вешать бирку Могилевлифтмаш. Но продукции этого предприятия нужен рынок. Если мы хотим создавать не отверточную сборку, а производство, с учетом компонентов и локализации производства с участием татарстанских предприятий, то мы должны понимать, что это предприятие будет рентабельным только в том случае, если он будет производить порядка 500-600 лифтов в год. Но необходимо не только выстроить процесс производства, но и соответственно определить, как этому предприятию реализовывать свою продукцию. Это не только рынок строительства жилья, но и его ремонт – очень важная ниша на рынке для этого предприятия.

Раз мы заговорили о строительстве, то в сфере девелоперских проектов, есть белорусские компании, которые работают в Татарстане сегодня?

– Нет, к сожалению, не работают. Здесь транспортное плечо является естественным препятствием для белорусских компаний. От Казани до Минска – порядка 1500 км. Цены на жилье и на строительство в Татарстане и в Беларуси в целом сопоставимы. В Татарстане есть свои конкурентоспособные строительные компании. 

На встрече Рустама Минниханова с Александром Лукашенко президент Беларуси также говорил о сотрудничестве с холдингом «Белстанкоинструмент». Как развивается сотрудничество в сфере станкостроения?

– В 2015 г. белорусский холдинг «Белстанкоинструмент» совместно с татарстанским предприятием, которое занимаются обслуживанием станков, произвели оценку потребностей Татарстана в обновлении станочного парка по таким предприятиям как ОАО «Зеленодольский завод им. А.М. Горького», ОАО «КАМАЗ», ОАО «Казанькомпрессормаш», ОАО «Казанский Гипронииавиапром». Исходя из отработанных запросов, холдинг «Белстанкоинструмент» имеет возможность изготовить и поставить порядка 130 единиц оборудования. Предложение РТ было такое, что не только поставка, но и крупноузловая сборка и школа. То есть в Татарстане должно быть свое предприятие четко понимающее, в чем потребности татарстанских предприятий, использовать белорусские возможности, в том числе и льготному финансированию поставок этих станков. В этом плане мы работаем с одной из успешно работающих в Татарстане лизинговых компаний – «Лизинг трейд». Она заключила соглашение с Правительством Республики Беларусь и по этому соглашению имеет возможность заключать сделки по лизингу белорусской продукции по более низкой ставке.

Где разводят белорусских креветок и выращивают папайи с ананасами

Россия ввела контрсанкции в отношении стран Европы, к которым Беларусь не присоединилась. А по правилам ЕАЭС товары внутри союза могут передвигаться свободно. Есть ли какие-то механизмы внутри Беларуси для того, чтобы в Россию не попадали санкционные товары?

– Знаете, сейчас в интернете очень часто можешь встретить, так называемые, мемы про «белорусские» папайи и ананасы. Люди, как правило, не вдумываются в суть. Им главное – поставить свой лайк. Жаль только, что иногда про эти «белорусские» папайи и ананасы слышишь от государственных людей. Но Вы же образованный человек, вот Вы мне скажите, Россия контрсанкции против каких государств ввела? Как я понимаю, против стран ЕС. И что, в этих странах папайи и ананасы растут?

Механизм обхода санкций, на самом деле, не очень сложен. Импортер, как правило, - компания, которая поставляет товар в крупную российскую торговую сеть, сам находит путь как ввезти товар. Для этого этот импортер создает фирму-однодневку в любой из стран нашего Евразийского союза, оформляет на нее ввоз партии санкционных товаров, а дальше ввозит эти товары в Россию. И кто в этой ситуации виноват? Страна, в которой создали эту фирму-однодневку и по чьей территории везли товар? Или может быть этот импортер? Если Вы думаете, что можно запросто стать поставщиком товаров в крупную российскую розничную сеть, то Вы заблуждаетесь. Как правило, поставщики, они же импортеры, имеют очень тесные связи с самими розничными сетями. И белорусов, или казахов не пустят на этот сегмент рынка. Замечу – весьма прибыльный сегмент рынка. Да и белорусские компании вряд ли возьмутся ввозить в Россию санкционные товары. Риск слишком велик: можно не только товар потерять, но и транспорт. За подобную работу могут взяться только те, у кого есть возможности «решить» возможные проблемы с российскими надзорными органами и таможней.

Но для понимания необходимо также учесть и как эти торговые потоки идут. Знаете ли Вы страну откуда в Беларусь импортируются бананы? Бананы поступают из Российской Федерации. Да, у нас в статистике так и отражается – импорт бананов из РФ. Дело в логистике товаров. Бананы поступают на рынок стран нашего союза из Латинской Америки. Объемы поставки – значительные, соответственно, товар поставляется морским транспортом в наиболее удобный порт. В данном случае – в порт Санкт-Петербурга. Там бананы проходят таможенную очистку, и уже потом, по каналам более мелких импортеров этот товар поступает на рынки стран-участниц нашего союза, в том числе в Беларусь. Возможно есть другие варианты - можно закупить бананы в Польше. Но везде ведь доминирует экономический расчет. Импортер сам решает, где дешевле купить этот товар.

Вот, говорят, что из Беларуси ввозят в Россию польские яблоки под видом белорусских. Давайте разберемся. Где российский импортер или торговая сеть будет брать яблоки в условиях контрсанкций? Можно их завозить, наверное, из Южной Америки, из Азии. Но транспортные издержки с учетом поставок на килограмм яблок выйдут дороговато. Потребитель не поддержит удорожание. Что делать? Есть механизм, о котором я уже сказал – фирма-однодневка. И с помощью этого механизма, как по взмаху волшебной палочки, – российский рынок заполнен яблоками из одной балканской страны. Я сомневаюсь, что в этой стране собирается в сезон даже десятая доля того объема яблок, которые поставляется в РФ. И кого мы должны обвинять в обходе санкций – эту балканскую страну? А насчет того, что это все белорусы «санкционку» поставляют в Россию, я Вам скажу вот что. Я четвертый год живу здесь в Казани, например, и часто посещаю одну федеральную торговую сеть, и, несмотря ни на какие санкции, там продается испанский хамон, итальянская ветчина. Но из белорусских товаров там только сахар и несколько видов сыров. Я вот думаю, ну как так? Хамон испанский белорусы умудряются продать этим сетям, а свою мясную продукция, кстати очень неплохого качества, никак не могут научиться. Как так?

Теперь по креветкам, которые «завелись» в белорусских озерах. Здесь надо четко понимать правила происхождения. В рамках ВТО, а Россия стала членом ВТО еще в 2011 году, есть Соглашение о правилах происхождения товара. Так вот, креветки, которые наиболее массово потребляются на нашем рынке, как правило, выращивают. Далее эти креветки в замороженном виде в больших квадратных брикетах поставляются предприятиям, которые перерабатывают эти креветки. К примеру, у нас в городе Брест работает известная компания «Санта Бремор». На этом предприятии размораживает эти брикеты. Далее промывка, чистка, варка, упаковка. Вполне возможно специи добавляются. Так вот для этой товарной группы, вот такая обработка и упаковка является той технологической операцией, для которой, согласно правилам происхождения, происходит изменение одной из первых четырех цифр кода ТН ВЭД. И креветка на законных основаниях становится произведенной в Республике Беларусь. Это совершенно легальная операция. Здесь нет никакого криминала. Но у нас же в интернете доминирует, я это называю, «твитерное мышление». «Белорусские креветки ловят в Минском море! Давайте зарепостим, залайкаем эту идею».

Теперь, чтобы ответить на Ваш вопрос, давайте посмотрим на ситуацию с контрсанкциями с критической точки зрения. Мы создали экономический союз, соответственно, все страны отказались от национальных политик в сфере внешней торговли в пользу наднациональных органов. У нас между Россий, Казахстаном, Беларусью нет таможенных границ. В этих условиях, на мой взгляд, наиболее оптимальным решением для России ввести контрсанкции в отношении продовольственных товаров из ЕС – запрет на их розничную продажу. Вот продается этот хамон или другой санкционный товар в гипермаркете – штраф этому гипермаркету, повторно – отзываем лицензию на розничную продажу. А так получается, что ввозят одни, а виноваты все равно белорусы.

Интеграция, кооперация и протекция

Прошло уже более 20 лет после распада Советского Союза, многие страны бывшего СССР сейчас сформировали Евразийский экономический союз. По-вашему, внутри этого объединения нужно создавать свой рынок и протекцию?

– Я, безусловно, сторонник интеграции. Знаю, что и трактор МТЗ на 45% является не белорусским, а российским. И так по многим видам производимой в Беларуси продукции. Плюс мы на едином уровне развития. Поэтому я сторонник интеграции и открытого взаимодействия внутри этой кооперации. В Беларуси и России много связанных между собой предприятий. Через здоровую конкуренцию между нашими предприятиями можно прийти к созданию качественного продукта.

В этом плане, какие наиболее перспективные сферы развития и какие у нас сферы сотрудничества развиты на сегодняшний день?

– В рамках визита Президента Татарстана в Минск, который состоялся в октябре 2016 году, был подписан наш совместный трехлетний план по развитию сотрудничества. В этом плане есть все направления сотрудничества: от сельского хозяйства до культуры. Но наше сотрудничество не ограничивается планом. Мы готовы к любым предложениям. У нас для этого есть совместная рабочая группа. Ведь, опять же, у нас везде дорога с двусторонним движением. Надо изучать, понимать и действовать. Да, к примеру, вот мы совместно провели анализ, и решили, что все-таки нам в строительстве, в первую очередь, можно развивать лифтостроительную тематику. Также и по другим направлениям. Но главное – все эти направления вырисовываются только из диалога сторон.

Автор: Рустам Кильсинбаев