Владимир Семашко

Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Беларусь в Российской Федерации

  • Президент Республики Беларусь
  • Правительство Беларуси
  • Министерство иностранных дел Беларуси
  • Совет Республики
  • Палата представителей
  • Export.by
  • Ответы на вопросы
  • Сервис онлайн-бронирования отдыха в Беларуси VETLIVA

Главная / Новости / Актуально /

Посол Беларуси в России В.Семашко: Конкуренции не боимся

4 июля 2019

Посольство Беларуси в России в Facebook Посольство Беларуси в России в Twitter Посольство Беларуси в России вКонтакте Посольство Беларуси в России в Instagram Посольство Беларуси в России в YouTube

Посол Беларуси в России Владимир Семашко, наделенный полномочиями заместителя премьер-министра по вопросам Союзного государства, встретился с редакторами союзных СМИ и главным редактором «Комсомольской правды» Владимиром Сунгоркиным. За «круглым столом» прозвучало немало острых вопросов.

БЫЛО НЕЛЕГКО, НО СДЕЛАЛИ!

— Владимир Ильич, мы встретились накануне важной даты — 3 июля страна отмечает День Независимости.

— Это знаковая дата. В этот день в 1944 году во время операции Багратион был освобожден Минск, 3 июля отметим 75-летие освобождения страны. Для нас это святое. Во время войны погибло больше трех миллионов белорусов, 209 городов было разрушено, больше девяти тысяч деревень уничтожено. От столицы практически ничего не осталось. Моя мама в 1945-м училась на юридическом факультете БГУ, так вот, после занятий по три — четыре часа она вместе с другими студентами разбирала эти руины много месяцев.

Но, несмотря на тактику выжженой земли, геноцид белорусского народа (нацистами было создано более 260 лагерей смерти и других мест массового уничтожения, в разы больше, чем в любой другой стране), захватчикам не удалось сломить дух белорусского народа. Развернулось крупнейшее в Европе партизанско-подпольное сопротивление. Через два года после начала оккупации народное ополчение контролировало половину территории страны. В послевоенное время был совершен не менее героический трудовой подвиг. Разрушенная страна возродилась, существенно нарастив свой экономический потенциал.

День Независимости для белорусов — не просто слова. Создано социально-ориентированное государство, государство для народа. Это высокие социальные стандарты, конкурентоспособное производство, верховенство закона, высокий уровень образования и культуры.

После распада СССР мы сохранили предприятия, построили новые, модернизировали старые. Это было нелегко. Объем продукции в общемировом промышленном производстве вырос в 2,3 раза по отношению к распаду СССР в 1991 году. Сегодня белорусская техника, промышленные и продовольственные товары самого высокого качества экспортируются в десятки стран. Беларусь — третий в мире экспортер калийных удобрений, занимает тридцать процентов мирового рынка карьерных самосвалов, до десяти процентов рынка тракторов и комбайнов.

Мы полностью обеспечили собственную продовольственную безопасность, входим в двадцатку стран — крупнейших мировых экспортеров продовольствия, а по пяти основным видам — в первую десятку. В сельском хозяйстве в девяностые годы работали больше миллиона человек, сегодня трудятся 274 тысячи. Но мы стали производить не 4 — 5 миллиона тонн зерна, а практически 10 миллионов. Общий объем экспорта продовольствия в этом году может достичь 5,7 миллиарда долларов. И это не предел.

НАМ И НЕ СНИЛОСЬ

— Наши президенты поставили задачу увеличить взаимный товарооборот до пятидесяти миллиардов долларов. Возможно ли это?

— Когда Советский Союз развалился, наш товарооборот оценивался в 7 — 8 миллиардов долларов. В прошлом году было 35,5. Двадцать лет назад о таких цифрах могли только мечтать. И поэтому 50 миллиардов я не считаю какой-то космической цифрой, ее надо добиваться. Пока мешают барьеры. В прошлом году мы потеряли 350 миллионов долларов, когда под разными, надуманными в большинстве случаев предлогами не пускали на российский рынок наше мясо и молоко. Были проблемы со сбытом техники.

Мы обсуждали с российской стороной необходимость отмены постановления, которое ставит нас в неравные условия. А именно субсидирует покупку российской техники, но исключая субсидирование белорусской, собранной на совместных предприятиях, в которой российского сырья, комплектующих половина и больше. Из-за этого появились сложности с продажей комбайнов «Гомсельмаш» и тракторов МТЗ, автомобилей «МАЗ», другой продукции. Понимание нашей озабоченности в российском правительстве есть.

Чтобы дальше обеспечивать фермеров Союзного государства той необходимой им техникой, которую они предпочтут и за которую они проголосуют своим рублем, нужно совершенствовать правила игры. Хорошо, что теперь Правительство России считает, что надо субсидировать не производителя, а покупателя. Есть фермер Иванов, пусть он выбирает комбайн «Гомсельмаш» или «Ростсельмаш». Какой из них надежнее, какой лучше, какой дешевле, какой ремонтопригоднее. Если пойдет так, то объемы продаж у нас резко вырастут. И тогда цифра в 50 миллиардов не будет казаться такой нереальной.

Плюс нужно развивать другие производства. Я всегда привожу такой пример. В начале ХХ века в любом продукте одну половину стоимости составляло сырье, вторую — интеллект. Через сто лет на материалы осталось всего лишь 15 — 20 процентов. Поэтому в Беларуси развиваем те технологии, которые дают большую добавочную стоимость.

Тринадцать лет назад я убеждал, что надо создать Парк высоких технологий (ПВТ). Два с половиной года этот проект согласовывали. Сегодня там работают уже порядка пятисот резидентов, больше 45 тысяч человек, объем произведенной интеллектуальной продукции в прошлом году достиг почти полутора миллиардов долларов. Это в два раза больше, чем заработал БелАЗ!

В ближайшие годы намерены реализовать еще один крупный проект наподобие ПВТ. Его уклон будет в область фармацевтики и нанотехнологий.

НАКОРМИМ ЕЩЕ ДВАДЦАТЬ МИЛЛИОНОВ ЧЕЛОВЕК

— Российские производители сельхозпродукции переоснастили свои мощности и получают субсидии. Как белорусские поставщики будут выдерживать эту конкуренцию?

— Мы тоже движемся, не останавливаемся — совершенствуем оборудование, технологии, занимаемся селекцией. Мы можем производить больше. Белорусская земля способна накормить дополнительно двадцать миллионов населения планеты. Поэтому не боимся конкуренции и ратуем за то, чтобы рынок был единый, без всяких барьеров, ограничений, изъятий, запретов.

В этой связи часто спрашивают, что лежит в основе «молочных войн». Я считаю, что надо сделать три действия для того, чтобы все пришло в порядок. Первое — привести в соответствие законодательную базу. Пять лет назад мы занялись разработкой и внедрением технических регламентов. Это документы, определяющие в том числе безопасность продуктов питания. По сути дела, они были переписаны с европейских регламентов. А нам бракуют продукцию, произведенную по европейским нормам безопасности.

В рамках Евразийского экономического союза сейчас около 75 ограничений по наличию в продуктах вредных веществ. В Европе — 50. Неужели они меньше заботятся о своем здоровье, чем мы — россияне и белорусы? Некоторые нормы надуманные. В Европе их убрали. Надо лишние ограничения ликвидировать.

Второе — поднять статус Евразийской экономической комиссии ЕАЭС, и на этом уровне должны решать вопрос о закрытии молокозавода или мясокомбината. Во Франции или Германии человек уровня руководителя, к примеру, Россельхознадзора, не может остановить производство или закрыть, скажем, птицефабрику. Максимум он может остановить партию продукции и отправить ее на утилизацию.

Если вдруг белорусский мясокомбинат обвинят, что он гонит плохую продукцию, ЕЭК должна быть неким судьей, разобраться, в чем причина, и вынести свой вердикт. А решение о закрытии должно принимать правительство той страны, где находится это производство.

И третий момент — очень много контролеров. В России продукты или сырье до прилавка контролируют три ведомства, и каждое может необоснованно вмешаться на разных этапах. Надо, чтобы каждый контролер имел свою зону ответственности, а не мешал работать.

Читать далее на сайте газеты «Союзное вече»