Владимир Семашко

Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Беларусь в Российской Федерации

  • Президент Республики Беларусь
  • Правительство Беларуси
  • Министерство иностранных дел Беларуси
  • Совет Республики
  • Палата представителей
  • Export.by
  • Ответы на вопросы
  • Сервис онлайн-бронирования отдыха в Беларуси VETLIVA

Главная / Новости / Пресса о нас /

НАШЕ ВРЕМЯ: Там власти всегда крайние…

27 января 2014

Находясь в служебной командировке в Беларуси, ведущая рубрики «ЖКХ» не могла не воспользоваться случаем собрать информацию и по профильной теме: как здесь с коммунальными проблемами?

Замначальника управления ЖКХ Могилевского облисполкома Сергей Вашкевич рассказал мне об особенностях местного коммунхоза.

Здесь нет «бремени собственника»

В Могилеве, как и по всей Беларуси, большинство обслуживающих жилой фонд организаций принадлежат государству. Есть и частные фирмы, но не «управляющие компании» в российском понимании, а лишь выполняющие текущий ремонт и обслуживание коммуникаций. Явление не распространенное — они обслуживают максимум 2–5% всех домов, в крупных городах чуть побольше. Из 7 тысяч ТСЖ и ЖСК в Беларуси к услугам «частников» обращается лишь половина. Самостоятельно содержать свое имущество жители имеют право лишь когда в их доме не более 5 квартир.

— Дом полностью «коммерческий», люди инертны, обслуживание хромает., — описываем типичную «болячку» российского ЖКХ. — Насколько вы вправе помочь жителям? Где в Беларуси проходит грань между полномочиями чиновниками и частной собственностью?

— Даже если в доме 100% квартир в частной собственности, это не освобождает горисполком (администрация города/муниципалитет. — Л.М.) от ответственности за него, — поясняет Сергей Леонидович. — Вплоть до полного управления домом со 100% приватизированного жилья, если жильцы не справляются с этим.

Такими полномочиями исполнительную власть наделяет новый Жилищный кодекс Беларуси, который был принят в феврале этого года — именно в этом заключается главное отличие этого закона от российского «тезки». «Бремя собственника», которое в России позволяет чиновникам отмахиваться от многих жалоб, для белорусских жителей не существует.

От контроля государства за содержанием дома не освобождает и создание жильцами товарищества собственников жилья. Кроме этого, к председателям ТСЖ и ЖСК здесь законодательно определены конкретные требования: среднее специальное или высшее техническое, экономическое или юридическое образование, обязанность (!) пройти специальное обучение по вопросам управления общим имуществом домов. Кандидатуру председателя ТСЖ должен согласовать местный исполком.

Коммунальные услуги

— По Конституции Беларуси недра и вода относятся к исключительной собственности страны, энергоресурсы также поставляются населению через гос.организации, — рассказывает Сергей Вашкевич. — Поэтому ценовая политика и контроль качества всех поставляемых населению коммунальных услуг — за государством. Исключение составляет разве что вывоз мусора, но эта сфера коммерческим структурам не особо выгодна: разве что в Минске есть пара таких частных фирм, но они занимаются больше переработкой твердых отходов.

Такой подход к форме собственности не всегда эффективен: как и в России, многие муниципальные коммунальщики — дотационные, расходы коммунальщиков покрываются из местных бюджетов. По заверениям замглавы Могилевского облисполкома, на населении напрямую это не сказывается, но иногда отвлекает деньги города или области от дополнительных работ по капремонту или ремонту дорог.

— С тарифами — понятно, а как вы боретесь за качество коммунальных услуг?

— В Беларуси население не оплачивает 100% жилищных и коммунальных услуг, а лишь 12% от себестоимости, остальное — от местного исполкома. Поэтому как сопокупатель услуги мы имеем право в любой момент проверить ее качество. Если выявляем брак или получаем обоснованные жалобы от жителей, мы просто не платим свою часть стоимости услуги до исправления ситуации. Такой рычаг достаточно эффективен — в этом случае уже не имеет значения, частная это фирма или государственная.

Что такое «общедомовые потери»?

Если в разговоре с белорусским чиновником мы умудрялись заменять слова «горисполком» на «муниципалитет», а «управляющая организация» на «ЖЭУ», то аналогов термина «общедомовые потери» в Беларуси нет. Здесь жители оплачивают коммунальные услуги исключительно по квартирным счетчикам. Общедомовые приборы учета в домах стоят, но их используют сами коммунальщики для расчета потерь неучтенного расхода воды — эти потери потом вкладываются в себестоимость тарифа. Также по доле фактического потребления от общедомового счетчика платят те, кто не озаботился поставить прибор в квартире.

Возможно, эта коммунальная беда — общедомовые потери — в Беларуси все-таки тоже появится, но не скоро. Сейчас здесь только вводится подомовой учет затрат: как коммунальных ресурсов, так и потраченного на содержание дома. До недавнего времени вся отчетность проводилась территориально: учитывали лишь, сколько тратилось по районам города.

Социальные нормы и учет

Социальная норма потребления коммунальных ресурсов, которая вводится в Ростовской области в виде пилотного проекта, для белорусов не в новинку. С 2011 года они оплачивают по такому принципу за водоснабжение и водоотведение: норма определена в 140 литров в сутки на одного человека.

Трактовка этой соцнормы здесь отличается от российской. Как мы уже говорили, белорусам начисляли лишь 12% от себестоимости коммунальных услуг: эту льготу они получают не на все потребленное, а лишь на данную норму. Соцнорма назначается всем без каких-либо уточнений и «особых условий»: используй воду просто для бытовых нужд или поливай огород — она едина. В полном объеме по льготной цене сейчас платят многодетные семьи, а также инвалиды 1-й и 2-й групп. Все остальные оплачивают потребленное свыше этой нормы уже по экономически обоснованной цене — разница в разы! Мы прикинули по ценам: получается, что если житель Беларуси за месяц израсходует свыше соцнормы на один куб воды, за этот «излишек» он заплатит половину стоимости всей потребленной по соцнорме воды.

Минусом этой системы местные жители считают «привязку» к месту регистрации: такой чехарды с базой данных зарегистрированных, как мы наблюдаем в данный момент в Ростове, здесь и быть не может, но трудовая миграция в пределах страны достаточно высока — или перепрописывайся на временном месте пребывания, или плати за воду втрое дороже.

С этого года в Беларуси ввели и соцнорму на потребление электроэнергии. В Ростовской области недовольны схемой расчета объема социальной нормы: 96 кВт/ч на одного человека плюс 50 на второго члена семьи и по 20 кВт/ч на следующего. В Беларуси определен объем социальной нормы на всю семью вне зависимости от состава — в 150 кВт/ч для имеющих газовые плиты и 250 кВт для неоснащенных газом домовладений.

Дополнительно разделен и «излишек»: если семья «накрутила» до 400 кВт/ч, то за потребленное сверх нормы они будут платить на 30% дороже. А вот если ежемесячное потребление семьи свыше 400 кВт/ч, то заплатят они уже по реальной экономической стоимости — почти в 4 раза дороже, чем в пределах соцнормы.

Единственный вариант «обойти» эту систему начислений для белорусов — поставить «умные» квартирные счетчики, которые фиксируют время потребления электричества. С 22 до 17 часов тариф на электроэнергию для них даже ниже соцнормы, зато с 17 до 22 часов — почти в три раза выше; в этом случае понятие «социальная норма потребления» к ним не применяется вовсе.

Такой же подход и к оплате за газ: здесь соцнорма считается по потребленному за год, но, как признают сами местные жители, чтобы выйти за пределы «льготного объема», нужно очень постараться. Как и в начислениях за электричество, за потребленное до 3 000 куб. газа в год платят по льготе, до 5,5 тысячи куб. — с коэффициентом 1,3, а свыше — по экономически обоснованному тарифу.

Для самих местных жителей, с которыми удалось пообщаться за пару дней пребывания в республике, белорусская система ЖКХ кажется неидеальной: мы слышали и жалобы на нерасторопных сантехников, и многолетнюю очередь на капитальный ремонт. Да и цены на коммунальные услуги при невысоких заработных платах, особенно бюджетников, белорусы считают высокими. Но услышав про среднюю стоимость квитанции в России, задумчиво чешут в затылках и сопоставляют. Даже если принять за среднюю зарплату в Беларуси в 5 тысяч российских рублей, а среднюю в России — в 15 тысяч, за коммуналку в «стране, где из-под каждого куста нефть бьет» платят существенно дороже.


Часть 2. Чтобы не портил квартирный вопрос

Муниципальный коммерческий найм

В прошлом году в Ростове заложили первый кирпич дома нового типа: это будет полностью муниципальное жилье, которое городские власти будут сдавать жителям в аренду. В отличие от условий социального найма арендная плата здесь будет не номинальная, а тесно связанная с рыночной, хотя и существенно ниже. Идея коммерческой аренды муниципального жилья витает в воздухе в России с 2006 года и сейчас начинает воплощаться на практике.

В Беларуси принять на вооружение аналогичный способ повышения окупаемости государственного жилищного фонда решили в начале 2013 года — и уже начали воплощать. Сейчас в этот статус перевели все пустующие по разным причинам государственные квартиры, а после 2015 года по принципам коммерческой аренды будут платить уже все жители неприватизированных квартир.

Поэтому в данный момент в Беларуси — новая волна приватизации: жители платят 10% от оценочной стоимости квартиры, все остальное — в рассрочку на 40 лет. В ином случае через год они будут платить государству за аренду квартиры не 5–8 тысяч белорусских рублей с квадратного метра, а 20 тысяч — это единый тариф, определенный на всей территории республики. Однако местные власти имеют право вносить понижающие коэффициенты в зависимости от экономической зоны территории (так, в населенных пунктов до 50 тысяч человек платят лишь половину данного тарифа). Пойти на такой шаг белорусские власти вынудила проблема нехватки жилья: по закону все собранные средства за такую аренду являются целевыми и идут исключительно на строительство новых домов подобного типа.

— В Могилеве сейчас 117 квартир коммерческого найма — жители с удовольствием пользуются такой возможностью, ведь на черном рынке цены в разы выше, — поясняет заместитель начальника управления ЖКХ Могилевского облисполкома Сергей Вашкевич. — А мы на эти деньги к началу этого года уже достраиваем первый новый дом для коммерческого найма. Строится сейчас немного таких домов — мы ограничены бюджетом. Но в дальнейшем должна получиться такая вот «пирамида», которая должна существенно смягчить квартирный вопрос.

Как и госжилье, арендуемое по договорам социального найма, это коммерческое жилье не подлежит приватизации, обмену, разделу, продаже, сдаче по договору поднайма. Первоочередное право на получение коммерческого жилья имеют граждане, состоящие на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий. Однако такого жилья гражданин может достаточно легко лишиться, например, за неуплату в течение 2 месяцев без уважительной причины.

Текущий и капитальный ремонт

Обязательные для всех платежи за капитальный ремонт в России только предстоят, а жители Беларуси их вносят уже много лет. Плата за «капиталку» здесь единая для всех, вне зависимости от состояния дома и формы собственности: тариф устанавливается на уровне республики и, как правило, равен стоимости за техническое обслуживание — 340 белорусских рублей за кв. метр (это 1,2 российского рубля).

— На каждый дом требуется разное количество средств для ремонта. Почему плата для всех одинаковая?

— Это участие жителей в ремонте жилого фонда: как и за коммунальные услуги, они платят лишь малую часть, остальное докладывает государство, — поясняет Сергей Леонидович. — Капитальный ремонт проводится по перспективным планам развития, которые разрабатываются в горисполкоме на 5 лет. Эти планы есть в свободном доступе в Интернете. После осенних осмотров на следующий год формируются титульные списки капитального ремонта: исходя из последних данных состояния жилого фонда и выделяемого на эти цели финансирования.

Белорусских коммунальщиков не обошли и обязательные электронные госзакупки. Как и российские коллеги, они имеют к «антикоррупционному» подходу претензию: выбор происходит по наименьшей цене, а вот качество из-за этого может пострадать. Списки недобросовестных подрядчиков нужного результата не принесли — теперь с браком борются повышением ответственности за работу. С 2013 года за качество ремонта подрядчик отвечает в течение следующих восьми лет, не менее двух лет гарантии должны давать при выполнении пусконаладочных работ. Кроме этого, за несвоевременное устранение дефектов, указанных в актах заказчика, в том числе выявленных в период гарантийного срока, подрядчик обязан выплатить неустойку — 2% от стоимости работ по устранению дефектов за каждый день просрочки.

Кардинальное отличие белорусских аукционов заключается в их мобильности: здесь торги на капитальный ремонт на следующий год могут пройти еще до окончания текущего года.

— Финансирование на следующий год определяется на сессии облсовета, в декабре до каждого горисполкома доведена эта информация, а титульные списки уже есть — торги на следующий год начинаются еще до Нового года, — поясняет замначальника управления ЖКХ Могилевской области. — Капитальные работы ведутся круглый год, разные виды — в зависимости от погодных условий.

Вне зависимости от того, есть ли в доме муниципальные квартиры или там 100% приватизированного жилья, заказчиком на работы капитального ремонта являются городские власти, а конкретно городское управление коммунальных предприятий, там же есть технический надзор.

— Напрямую жилец не является заказчиком капитального ремонта — деньги аккумулируются в государстве и распределяются по титульным спискам. Эти деньги строго целевые — за незаконное снятие наступает уголовная ответственность, — уверяет областной чиновник.

Между тем и мнение жителей в капитальном ремонте учитывается: предстоящие работы обсуждаются на общедомовом собрании. Перед началом ремонта вывешивается паспорт дома — какие работы будут проводиться. Жители внимательно отслеживают и в случае чего пользуются правом прийти с жалобой в горисполком на низкое качество работы и затягивание сроков.

В остальном система капитального ремонта в Беларуси от российской не отличается. Те же проблемы: долгострой, некачественные работы — решаются, как и у нас, штрафными санкциями и расторжением договоров. Разве что из-за «весовой категории» государственных эксплуатационных организаций (не чета нашим УК из 5 сотрудников) здесь ЖРЭО имеют возможность выполнять своими силами большое количество капитальных работ — это их дополнительный заработок, да и сами выигрывают от качества: сам эксплуатируешь — сам ремонтируешь, потом меньше проблем с обслуживанием.

По такому же принципу в последнее время выполнялся и текущий ремонт домов. Сейчас белорусов ждут изменения: в ближайшее время в их квитанциях появится новая строчка «текущий ремонт». Таким образом, будет разделена услуга «содержание имущества»: отдельно профилактика и обследование общедомовой собственности и отдельно — мелкий ремонт «внутрянки». Сейчас готовятся законы, которые бы разделяли виды работ: что оплачивает исключительно население, а что берет на себя государство. По наиболее перспективным законопроектам: на государстве — кровля и конструктивные элементы, за населением оставили внутридомовые инженерные системы.

Куда и на что жалуются?

— Если говорить о жалобах, которые поступают в облисполком по вопросам ЖКХ, то значительная их доля касается именно вопросов приватизации — жители спешно переводят свои квартиры в собственность, — поясняет Сергей Леонидович. — Тут, разумеется, масса вопросов: люди не могут осознать, почему они обязаны платить за квартиры, в которых спокойно жили несколько десятков лет.

А вот на традиционные для России проблемы в ЖКХ здесь жалоб мало. Жилищной инспекции в Беларуси нет, не существует и традиции обращаться по вопросам ЖКХ в прокуратуру или иные надзорные службы — в случае проблем белорусы пишут заявления местной или областной исполнительной власти. Контроль за обращениями жесткий: по существу ответить заявителю обязаны в течение 15 дней, полный ответ — максимум через месяц, а коллективные жалобы — сразу на контроль руководителям области: «На еженедельной планерке все подобные обращения обсуждаются, — рассказывает наш собеседник. — На следующей мы уже обязаны отчитаться, каким образом будем решать проблему».

На нерадивость, безразличие или мошенничество белорусские жители жалуются крайне редко. Чаще всего первопричина — в нехватке средств в местном бюджете. Эти проблемы решаются или через представительную власть — областной совет депутатов обсуждает ситуацию и отправляет запрос на республиканский уровень, или силами самих жителей — в складчину, что бывает не так уж и часто.

…За пару часов до отправки поезда, уже без каких-либо сопровождающих, мы бродим по вечернему Могилеву. Ощущение «родной стороны» ослабевает: в сумраках уже обращаешь внимание не на щербинки на стенах домов, а на аккуратно убранные и чистые тротуары и хорошо освещенные переулки. Наугад заходим в подъезды: здесь редко где встретишь привычные даже для российской глубинки домофоны и автоматически включающиеся лампочки, но подъезды чистые и свет горит на каждом этаже. Возможно, «новых технологий в сфере ЖКХ» при практически полном госуправлении здесь дождутся не скоро. Но, думается, многие жители, особенно глубинки Ростовской области, с легкостью бы поменяли свои энергосберегающие лампочки в подъездах на возможность решить свои жилищно-коммунальные проблемы не через суд и многолетние «разборки» с управленцами, а лишь заявлением местным чиновникам…

Источник: Наше время
http://www.nvgazeta.ru/news/12375/492325/
http://www.nvgazeta.ru/news/12375/492480/