Игорь Петришенко

Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Беларусь в Российской Федерации

  • Президент Республики Беларусь
  • Правительство Беларуси
  • Министерство иностранных дел Беларуси
  • Совет Республики
  • Палата представителей
  • Export.by
  • Ответы на вопросы
  • Портал белорусских туристических услуг topbelarus.com
  • Energy Expo

Главная / Новости / Пресса о нас /

Мы живем в одном подъезде...

2 марта 2017

Елена Пономарева - доктор политических наук, профессор МГИМО, президент Международного института развития научного сотрудничества, заместитель директора Института системно-стратегического анализа (ИСАН). Автор 7 монографий и более 140 научных работОдним из поводов для нашей беседы послужил выход в свет довольно любопытной книги, посвященной национальной идее Беларуси. Она называется: «Государственность — национальная идея Беларуси». Но еще более любопытно, что книга подготовлена и издана в России, где поиск собственной национальной идеи ведется уже не первый год.

Это сборник научно-публицистических статей, написанных в основном белорусами, но среди них есть и целый ряд иностранных авторов, которых, как заметил в предисловии министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей, «объединяет искренний интерес и любовь к Беларуси». Одна из глав анализирует внутренние и внешние факторы развития белорусской государственности, и написала ее россиянка, профессора МГИМО, доктор политических наук Елена Пономарева. Наш обозреватель Александр Бушев встретился с ней, чтобы поговорить и о новой книге, и о некоторых других наиболее актуальных сегодня вопросах союзного строительства.

Елена Георгиевна, ваша работа написана с использованием собственной уникальной методологии. Вы поставили государственности Беларуси довольно высокий балл, делая при этом вывод, что в современном мире не так много стран, имеющих столь устойчивую государственность…

Елена Пономарева: Прежде всего уточню, что не надо путать понятия «государство» и «государственность». Проще говоря, первое — это форма, а второе — сущность, качество, которое включает такие понятия, как статусность (место и роль страны в системе международных отношений) и состоятельность (наличие внутреннего суверенитета). Поэтому можно утверждать, что значительная часть современных стран государственностью не обладают. Например, ни о какой состоятельности Боснии и Герцеговины или частично признанного Косово не идет даже речи. Тем не менее, первое уже член ООН, а второе благодаря своим создателям США и ЕС активно к этому стремится. Беларусь, конечно, не из этого ряда, наоборот, республика является убедительным примером состоявшегося государства, обладающего и международным признанием, и способностью быть единым суверенным политическим субъектом. Доказательство данного тезиса требует серьезных методологических уточнений, которые я и применила в своей статье. Так вот, если учитывать совокупности целого ряда внутренних и внешних факторов, то общий рейтинг государственности Беларуси можно выставить довольно высокий — 48 баллов, что соответствует оценке «устойчивая государственность». Это теория, но она подтверждается практикой: за минувшие два десятилетия Беларусь не раз доказывала, что эффективное развитие зависит от продуманной и выверенной стратегии, которую предлагает руководство страны. Более того, в политический дискурс вошло понятие «белорусская модель».

Отметим, однако, что далее вы утверждаете, что обладание даже столь высоким рейтингом не означает отсутствия проблем, а также необходимости их «скорейшего решения». Что имеется в виду?

Елена Пономарева: Идеальных обществ и государств, увы, не существует — это аксиома. Всегда находятся люди, недовольные тем или иным социальным строем. А вот стремление приблизиться к идеалу имеет место. Идеалом белорусской государственности провозглашен принцип социальной справедливости, принцип: государство — для народа… Но его очень сложно соблюсти. На этот счет существует множество исторических примеров. Поэтому белорусская модель представляет собой хотя и очень добротную, но все же уравнивающую. Еще предстоит найти возможности максимального использования инициативы наиболее активной части населения для достижения оптимальной коммерческой выгоды, получаемой государством и, естественно, самими этими людьми. Во-вторых, всем нам досталась серьезная проблема от советских времен, я бы назвала ее традицией утрированной персонификации власти. Повторю, проблема эта стоит перед многими другими постсоветскими государствами, включая Россию. Что это означает? Это означает, что глава государства в ответе за все. Например, у нас в России дороги где-нибудь в Омске не начнут строить, пока не получено указание президента страны. А, например, в Беларуси в ходе интервью Александра Лукашенко главному редактору одной из местных газет было высказано пожелание, чтобы президент «обеспечил» появление негосударственной прессы в киосках городского и районного масштаба. Думаю, не президентское это дело. Проблемы должны решаться на том уровне, на котором они возникают. И третье, что тревожит, это определенный негативный настрой у части белорусской молодежи. Я выступала с лекциями в белорусских вузах, постоянно общаюсь со студенческой молодежью и могу констатировать, что некоторые молодые люди довольно скептически смотрят на наши союзнические отношения. Такое положение вещей не может не тревожить. Тут проблема заключается в формировании адекватной картины мира у юношей и девушек. И эта работа должна начинаться с детских дошкольных учреждений. Надо всерьез задуматься, как исправить этот негативный для наших отношений тренд.

В предисловии к книге, которую мы сегодня обсуждаем, Владимир Макей пишет, что она «призвана порвать порочный круг медиазаговора, которым Беларусь окружена на Западе, а порой и в российских СМИ». О каком заговоре идет речь?

Елена Пономарева: Лучше адресовать этот вопрос автору процитированных строк, но насколько я понимаю, речь идет о негласном принципе, которого придерживаются западные масс-медиа: о Беларуси либо ничего, либо плохо. Негатив начался после 1994 года, когда во главе страны встал Александр Лукашенко и резко поменялась в лучшую сторону белорусская риторика по отношению к России. И как бы мы ни ругались по разным экономическим вопросам, мы все равно вошли в тесные союзнические отношения, что чрезвычайно напугало определенные круги на Западе. Здесь сразу нужно оговориться, что так называемые независимые западные СМИ — это миф. Особенно хорошо мы это увидели по той кампании, которая была развернута в США против Трампа. Но это к слову… Заговор против наших двух государств таков: ни при каких условиях не показывать позитивного, особенно в наших двусторонних взаимоотношениях. На ежегодных медийных форумах в Минске я встречала много иностранных журналистов, наблюдавших современную Беларусь с широко раскрытыми от удивления глазами: они приехали с четкими клише в головах «о последнем диктаторе Европы», о «полицейском государстве», о «тотальной разрухе», о «разгуле преступности», а увидели совершенно противоположное. Причем не только в Минске, а и в других городах республики. То же самое, кстати, я вижу и на примере иностранных студентов, обучающихся у нас в России. Столкнувшись с действительностью, они резко меняют свои взгляды, сложившиеся под воздействием этих самых «свободных» СМИ.

Глава белорусского внешнеполитического ведомства приравнял к «медиазаговорщикам» и публикации некоторых российских изданий о Беларуси?..

Елена Пономарева: Тут следует помнить, что в России множество разных изданий, не всегда отражающих интересы государства. Они финансируются определенными кругами и могут продвигать ту или иную «заказную» позицию. К примеру, если нужно выдавить с российского «молочного» рынка некоего конкурента из Беларуси, то появляются соответствующие оплаченные публикации. Вполне допускаю, что у белорусов после прочтения может возникать представление о неком медиазаговоре. Но я уверена, что ничего подобного в России нет. И еще напомню: Запад жестко ставит перед партнерами и союзниками России выбор: или вы с нами, или с Россией, а если не с нами, то враг. В такой ситуации перед белорусами, которые хотели бы иметь хорошие отношения и с Европой, и с Россией, встает весьма сложная задача.

Возвращаясь к книге. Как вы считаете, насколько велики отличия развития Беларуси от других постсоветских республик после развала СССР?

Елена Пономарева: Главное отличие видится в следующем. Советский институт хозяйствования после развала СССР был не просто модернизирован в Беларуси, но по сравнению с другими республиками здесь была применена принципиально иная методика вхождения в рыночную и мировую экономику. Во всех бывших советских республиках прошел процесс приватизации, который привел к формированию олигархических режимов, сконцентрировавших в своих руках почти 90 процентов национального богатства со всеми вытекающими отсюда последствиями. Беларусь единственная страна, которая этого избежала и пошла по пути сохранения за государством крупных промышленных предприятий, но с сохранением полной социальной базы, имевшейся на этих предприятиях, — санаториев, больниц, детских садов и т. д. Собственно, это и создало условия для строительства социально справедливого государства: в стране нет супербогатых, как нет и безнадежно бедных, черта бедности одна из минимальных в мире.

У всех на слуху недавнее введение погранзон на российско-белорусской границе. Многие восприняли это как чуть ли не закрытие границы. Но как выразился Григорий Рапота, речь идет не об ограничениях, а об упорядочении перемещения и касается в основном граждан третьих государств. Но почему и ради чего в СМИ так активно «ломаются копья» на этой теме?

Елена Пономарева: Мне показалось, что ряд СМИ в этом сыграли нагнетающую роль. Никто толком не объяснил, какие конкретно действия были применены. Дело в том, что отмена визового режима для прибывающих в Беларусь на пять дней иностранцев, которые в отсутствие границы между нашими странами могут спокойно попадать на территорию России, заставило соответствующие наши органы усилить пограничный контроль, касающийся граждан именно третьих стран. И в этом смысле Государственный секретарь абсолютно прав. Если вы гражданин России или Беларуси, вам достаточно просто показать паспорт, причем внутренний.

Как вы считаете, какое будущее ждет союз Беларуси и России? Так ли опасны для этого уникального проекта споры «хозяйствующих субъектов»?

Елена Пономарева: Когда-то давно Ленин заметил, что прежде чем объединиться, нам надо «решительно размежеваться». Все повторяется. Распад Советского Союза и последовавшее размежевание республик показало: стать по-настоящему успешными, сильными и уверенно смотреть в будущее легче вместе. Ни одна из бывших советских республик не стала более успешной, чем наше Союзное государство. Могущество дают не только материальные достижения, но и глубоко нематериальные, которые невозможно измерить с помощью калькулятора. Союзное государство должно стать стратегическим межгосударственным альянсом, подчеркну: не одним государством, а именно альянсом. Это особая форма интеграции, которая отличается высокой степенью концентрации хозяйственных, трудовых, управленческих, политических, информационных, интеллектуальных ресурсов. То есть это всеобъемлющая модель союзничества, преследующая цель развития целостности через сохранение многообразия его частей. Это, как мне кажется, идеальная модель. И очень не хочется, чтобы Союзное государство превратилось в прообраз Европейского союза, где наднациональная бюрократия диктует все национальным правительствам. Для построения такого альянса нужны люди, понимающие, что мы живем в одном «подъезде», но у нас разные «квартиры», что мы совершенно свободно можем ходить друг к другу в гости, мы отвечаем за общие коммунальные услуги, мы на равных пользуемся общим пространством и делаем его комфортным, мы, наконец, вместе защищаемся от наших недоброжелателей. Что касается существующих проблем, то мне они видятся очень опасными. И я уверена, что нагнетаются они определенными кругами сознательно, причем не столько изнутри, сколько извне. Надеюсь, что при личной встрече наших президентов многие проблемы будут сняты.

Елена Пономарева — доктор политических наук, профессор МГИМО, президент Международного института развития научного сотрудничества, заместитель директора Института системно-стратегического анализа (ИСАН). Автор 7 монографий и более 140 научных работ.

Источник: Союз. Беларусь-Россия — № 780 (8)