Игорь Петришенко

Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Беларусь в Российской Федерации

  • Президент Республики Беларусь
  • Правительство Беларуси
  • Министерство иностранных дел Беларуси
  • Совет Республики
  • Палата представителей
  • Export.by
  • Ответы на вопросы
  • Портал белорусских туристических услуг topbelarus.com

Главная / Новости / Пресса о нас /

Масштабы беды сначала понимали немногие

26 апреля 2018

Масштабы беды сначала понимали немногие

Что в республике за эти тридцать с лишним лет после катастрофы на ЧАЭС изменилось в лучшую сторону, а какие проблемы еще нужно решить, рассказала Советник-посланник Посольства Беларуси в РФ Наталья Кислекова

 

с 2002 года в Гомеле работает уникальный центр радиционной медицины и экологии человека. За смену принимает больше пятисот человек. Фото: БЕЛТА

В ПРИОРИТЕТЕ БЕЗОПАСНОСТЬ

— Когда произошла беда, понимали люди, насколько все серьезно?

— К сожалению, в день, когда это случилось, мало кто знал о катастрофе. Эвакуационные мероприятия начались только через несколько дней. Конечно, когда информация поступила, правительство Белорусской ССР предприняло необходимые меры, чтобы эвакуировать людей с зараженных территорий. Масштабы случившегося тогда понимали немногие.

— Беларусь ведь пострадала сильнее всего. Ни Россия, ни Украинская ССР так не облучились. Ветер пригнал основное облако к вам...

— Да, радиоактивному загрязнению подверглось 23 процента территории, и 70 процентов всех радиоактивных осадков после катастрофы выпало в нашей республике. Первые мероприятия были направлены на защиту территорий. Началась массовая эвакуация. Земли обрабатывали определенным образом. После распада Советского Союза вся тяжесть этих забот легла на молодое белорусское государство, которому средств, естественно, не хватало.

— О какой сумме речь?

— Ущерб в расчете на тридцатилетний период преодоления оценивается в 235 миллиардов долларов. Это 32 бюджета республики времен 1985 года. Уже реализовали пять целевых государственных чернобыльских программ на сумму 22 миллиарда долларов. В дополнение к ним — программы Союзного государства. Но проблемы не закончились, деньги нужно вкладывать и дальше. Сейчас средства идут на реабилитацию хозяйств, загрязненных радионуклидами территорий, на строительство и оснащение медицинских объектов.

— До сих пор живут чернобыльские мифы. Один из распространенных: произведено в Гомеле — значит, опасно, ведь Гомельщина пострадала больше всего.

— Еще совсем недавно в магазинах покупатели спрашивали — сгущенка глубокская (это Витебская область) или рогачевская (это Гомельская)? Считалось, что глубокская без радиации. Но совершенно точно: продукция обоих комбинатов производится в соответствии с одним и тем же ГОСТом, используется сырье, которое проходит все необходимые проверки. Вся сгущенка абсолютно безопасная.

В Беларуси очень жесткий контроль радиационной безопасности. В стране ежегодно делается 11 миллионов проб на содержание Цезия-137 и 18 тысяч проб на содержание Стронция-90.

Работа Российско-белорусского информационного центра по проблемам последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС как раз и направлена на то, чтобы преодолеть такие стереотипы, изменить имидж пострадавших районов. Сегодня проживающие в них люди чувствуют себя спокойно.

НАКОПИТЕЛЬНЫЙ ЭФФЕКТ

— В Гомеле есть медицинский центр, который занимается реабилитацией и научными исследованиями. Расскажите о нем подробнее.

— Идея центра возникла в 1990 году. После развала СССР у нас не хватало денег, поэтому строительство стартовало с задержкой. Задействовали средства из резервного фонда Президента Беларуси. Помощь поступила и из казны Союзного государства. 31 декабря 2002 года был открыт Республиканский научно-практический центр радиационной медицины и экологии человека. Уникальный комплекс по оказанию квалифицированной медицинской помощи. Более 500 посещений за смену. Тут концентрируются пациенты из многих регионов республики, проходят лечение россияне, украинцы. За опытом приезжают специалисты из многих стран Европы, Азии, частые гости — японцы.

— В советское время детишек вывозили отдыхать в Италию, на Кубу, в российский «Орленок». Сейчас есть такие программы?

— Мы благодарны мировому сообществу. Многие благотворительные организации в Италии, Германии, других странах продолжают нас поддерживать, брать наших детей на оздоровление. А в 1986 году, когда была ребенком, и меня отправили на отдых в Россию, в прекрасный город Вязники.

— Вас тоже затронула трагедия?

— По касательной. Я минчанка и в это время находилась в Минске. Как потом выяснилось, в первые недели после трагедии (пока не распался радиоактивный йод) ситуация была небезопасная для всех жителей Беларуси. Кроме того, в пионерские лагеря возле Минска временно переселяли людей из пострадавших районов. Нужно было оперативно решать вопрос эвакуации, а быстро невозможно построить так много жилья. Поэтому задействовали дома отдыха, пансионаты.

— В Минске и других городах тоже есть специализированные центры?

— Во всех медицинских учреждениях республики проводится регулярная диспансеризация населения. На учете почти полтора миллиона человек, в какой-либо форме подвергшихся воздействию радиации. Благодаря союзной программе создан также единый Чернобыльский регистр России и Беларуси (ЕЧР), чтобы мониторить состояние здоровья пострадавших. Он содержит сведения регистрационного характера, информацию о заболеваниях.

КСТАТИ

Эту травму переживаем до сих пор

— Насколько для Беларуси 26 апреля важный день? Молодежь понимает, что случилось 32 года назад?

— Чернобыльскую травму переживаем до сих пор... Но мы нацелены на то, чтобы восстанавливать пострадавшие территории, добиться их устойчивого развития.
Приоритетом, безусловно, остается безопасность. Никто в погоне за экономическим эффектом не станет рисковать здоровьем людей и заниматься сельским хозяйством на загрязненных землях.

В Беларуси около 265 тысяч гектаров земли пришлось вывести из сельскохозоборота. В 1993 году началось поэтапное их возвращение, уже примерно на 20 тысячах гектаров ведутся сельскохозяйственные работы, получаем чистую продукцию. Цифра небольшая, но важно, что мы смогли это сделать.

— Недавно по российским телеканалам шел многосерийный фильм «Чернобыль. Зона отчуждения». О группе подростков, которые из Москвы отправляются в Чернобыльскую зону. Хорошие рейтинги. Такие фильмы нужны, как считаете?

— Фильм я не видела, поэтому не берусь комментировать. Сегодня очень важно продолжать говорить о том, что была такая катастрофа, о ее последствиях, о предпринимаемых мерах по их ликвидации. Даже с точки зрения безопасности. И не только чтобы молодежь знала — чтобы Чернобыль не повторился.

Союзное Вече

 
 


 

 
Посольство Беларусив Google+